Большая разница: Что отличает предателя от оппозиционера?

Павел Кухмиров 30.09.2020 12:52 | Альтернативное мнение 33

Фото: СБУ

Некоторое время назад мое внимание привлёк один эпизод из общеобразовательного ролика на YouTube, посвящённого Великой Отечественной войне. Это был отрывок то ли из воспоминаний, то ли из писем некоего власовца, посвящённый взаимоотношениям таких, как он, с немцами. И там оный власовец очень трогательно сетует, дескать, офицеры вермахта, прикомандированные к их части, не проявляли к ним вообще никакого уважения. Не то, чтобы те их унижали. Нет. Просто не считали за людей. В принципе. Как таковых. Со всеми вытекающими последствиями. То, как относились к ним фашисты, имело нечто схожее с отношением в местах лишения свободы к гражданам известной толерантной ориентации. И власовца это искренне возмущало: мол, как же так — они ж этим немцам помогают, а в ответ такое. Но вот только предателей никто не уважает. И в первую очередь не уважают те, к кому они перебежали. А зачем? Всё равно эти персонажи уже никуда не денутся, значит, и относиться к ним можно уже как угодно, совершенно не утруждая себя каким-либо лицемерием. И зачастую о них откровенно вытирают ноги. Что и испытали на себе те самые власовцы. Но себя-то они считали «оппозиционерами».

К чему я это вспомнил? На днях попался мне очередной пост г-на Бабченко в одной из соцсетей. В нём этот гражданин восхищается полётами американских дронов над Киевом и в очередной раз обещает приехать на «Абрамсе» в Москву. Ну, или что-то в этом роде. И я более чем уверен: сам он вполне может считать себя «оппозиционером». А даже если это и не так, есть довольно ощутимая прослойка граждан, которые его таковым считают. Такие персонажи, кстати, довольно густо периодически появляются у него в комментариях под такими постами. И обосновывают они подобный взгляд на вещи, в общем-то, не так уж и оригинально: дескать, он таким образом добра хочет. Так сказать, это его способ «освободить Россию из тоталитарного рабства». И, значит, никакой он не предатель, а честный оппозиционер, борющийся со злом, против которого все средства хороши. Конечно, речь идёт не только о Бабченко, но он — эталонный пример и его вполне законно использовать в качестве объекта для обобщения.

Вот только есть один момент — он в принципе не является оппозиционером. Дело в следующем: есть твоя страна, и есть её правящий режим, к которому у тебя могут быть претензии. Вполне законные претензии. Обоснованные. Серьёзные. Ты имеешь на них полное право. У меня, к примеру, претензии огромные. Настолько, что и не снилось большинству нынешних «оппозиционеров» (малолетних и не очень). Но вот только это разные вещи — страна и правящий режим. Понимания ради: страна — это не просто слово такое, не абстрактное понятие, не название. Страна — это живые люди, конкретные территории, культура, язык и материальное достояние. Лучше всего смысл понятия Родины, на мой скромный взгляд, раскрыт у Константина Симонова в его стихотворении времён войны с замечательным названием «Убей его!» — одном из самых сильных, что лично я читал в жизни. Так вот, какие бы у тебя ни были претензии к оному правящему режиму — это не повод перебегать к врагам страны. Ведь оппозиционер — это тот, кто, в общем-то, желает своей стране добра. И режим не любит за его неспособность (или нежелание) это добро ей принести. Но вопрос: как такое стыкуется с переходом на сторону тех, кто несёт данной стране абсолютное зло? В подобном случае это уже по-другому называется.

Ну, предположим, что ты этого не понимаешь, и тобой движут искренние высокие побуждения. С ними ты переходишь к врагу, который, с твоей точки зрения, принесёт твоей стране добро. Но даже если ты и в самом деле так считаешь, то там, куда ты перебежал, тебе очень скоро пояснят, что твоим мнением о «благе страны» никто не интересуется. И что ты будешь делать то, что нужно этому самому врагу. Причём делать ты это будешь куда более люто, чем сам враг. Как, к примеру, поступали в своё время полицаи (ещё одни видные «оппозиционеры»). Потому, что предатель не имеет свободы воли — он делает то, что ему скажут. И делает это на совесть — назад ему дороги нет, и он это знает. С любым подобным «оппозиционером» такая мутация происходит с абсолютной неизбежностью.

Впрочем, предполагать подобную наивность всерьёз у меня нет ни малейшего желания. Когда ты перебегаешь к врагу своей страны — ты уже делаешь сознательный выбор. И все разговоры о твоих мотивах с этого момента уже больше не имеют значения.

Что же до оппозиционности в истинном смысле слова, то я скажу, как она выглядит. И для «чистоты эксперимента» приведу в качестве примера персонажа, который мне категорически неприятен. Это нынешний глава Армении г-н Пашинян. У меня нет ни малейших симпатий к этому любителю армянских власовцев. Он не любит мою страну. Он не любит мой народ. Он ведёт себя нагло и вызывающе. Ещё в молодости он был одним из тех, кто валил Советский Союз. А сейчас он ещё и пришёл к власти в результате «цветного» сценария. Но вот только он никогда не заявлял о желании въехать в Ереван на азербайджанском танке. Или турецком — а чего мелочиться? И он никогда даже подумать не смел, что «Карабах не наш!», не говоря уже о том, чтобы сказать это вслух. И несмотря на моё крайне отрицательное отношение к нему, долгие годы до прихода к власти кое-что о нём можно было сказать совершенно однозначно: он — оппозиционер.

А вы предатели. И это очень большая разница.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора