Избавиться от подозрений в отравлении Навального — первоочередная задача власти

Игорь Олин Русранд 3.09.2020 13:13 | Альтернативное мнение 41

«Ничто в жизни так не окрыляет, как то, что в тебя стреляли и промахнулись»  (У.Черчилль).

Правительство Германии, опираясь на токсикологические исследования лаборатории Бундесвера, однозначно заявило, что Алексей Навальный, почувствовавший себя плохо во время перелёта в Томск и позднее впавший в кому, был отравлен нервно-паралитическим боевым веществом из группы «Новичок».

Видимо, во время химического разоружения не весь смертоносный яд был уничтожен, и в канун горячей политической осени 2020 некие обладающие им опасные субъекты решили воспользоваться запрещённым оружием в преступных целях. Перед российской властью стоит сложная задача снять с себя подозрения в причастности к попытке устранения оппозиционного политика. Однако её окружают сторонники-доброхоты, с которыми, как говорится, врагов не надо.

Главный аргумент этих умников состоит в том, что Навальный остался жив, а, значит, никакого покушения не было. Часть говорит, что пострадавший выпил «бормотухи», другая предполагает неизвестные медицине болезни, а самые продвинутые намекают на коварный маневр самого Навального, который, по их наблюдениям, настолько хитёр, что имитировал предсмертные судороги и находится без сознания, чтобы притупить бдительность «единороссов» и восстать против Путина. Аналогично в этой логике можно отрицать выстрелы Каракозова и Соловьева, взрыв, устроенный Халтуриным, раз до поры Александр II оставался жив.

Между тем очевидно, что киллеры делали всё необходимое, чтобы скрыть следы преступления. Они не стали распылять отравляющие газы, подобно террористам в токийском метро, и оставляя за собой горы трупов. Вряд ли при этом они руководствовались гуманными соображениями, но доля используемого вещества рассчитывалась так, чтобы установить истинную причину гибели человека было практически невозможно. Им это почти удалось. Они не могли знать, что пилот примет решение об экстренной посадке в Омске, что врачи провинциальной клиники сразу заподозрят отравление и введут атропин, что официальные власти довольно быстро позволят отправить своего непримиримого политического противника в специализированную германскую клинику, а та, в свою очередь, обратится за помощью к военным специалистам.

Кроме того, количество яда должно было быть безопасным для самих преступников. Как правило, персонажи, убивающие других, очень бережно, даже трепетно относятся к собственной жизни. Ёмкости с боевым отравляющим веществом вряд ли можно без риска таскать в авоське. Убийцы могли находиться в ограниченных обстоятельствами условиях. Причём, это не только переносимые запасы яда, но и навыки его применения — не так уж часто приходится его применять, чтобы довести дело до автоматизма. А припоминая трагикомичные образы Петрова с Бошировым, предполагаемых солсберецких отравителей, не стоит сбрасывать со счетов факт, что на подобные действия пойдёт далеко не каждый человек, здесь нужны типы с определёнными моральными и интеллектуальными отклонениями, и самый безупречный теоретический план может быть ими завален.

Тупое отрицание установленного факта, к которому призывают отдельные сторонники правящего режима, поставит российскую власть в откровенно незавидное положение. Мы уже видели, что произошло с отечественным спортом, по сути ликвидированным (в том виде, в каком мы его любили с советских времён) после беспрерывной и многолетней череды допинговых скандалов. Однако в случае с отравлением Навального одними лишь международными последствиями история не ограничится.

Если власти не удастся избавиться от подозрений, что она каким-то образом замешана в бесчеловечном уголовном преступлении, это грозит развитием катастрофических внутренних процессов. Более серьёзной задачи, пожалуй, у неё сейчас нет.

Игорь Олин


Автор Игорь Витальевич Олин — директор средней школы в поселке Вахруши в Кировской области, учитель истории, публицист и блогер.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю