Мост рухнул. Балтика аплодирует

Лев Годованник 6.06.2020 11:02 | Регионы 99

Рухнувший мост через реку Колу прибавит заказов портам в Ленобласти и соседям по Балтике. 47news нашел угольных королей, кому повезло и не очень.

Похоже, угольному королю Андрею Мельниченко очень не повезло — его личное окно в Европу с треском захлопнулось. А повезло, напротив, его единственному конкуренту миллиардеру Бокареву. Таков итог обрушения железнодорожного моста в Мурманской области. Ленинградские портовики непублично ухмыляются: You are Welcome, но будет дорого.

Мессадж заявления от 3 июня директора «Мурманского морского торгового порта» (ММТП) Алексея Рыкованова таков: «Грузоотправители прорабатывают альтернативные логистические решения, однако, они все будут стоить значительно дороже».

Обрушившийся 1 июня мост связывал единственной железной дорогой Мурманск с Россией. Объекту 90 лет. Сейчас Следственный комитет ищет того, кто довел «старичка» до такого уныния.

Ветеран дорого стоил: только в 2019 году «Сибирская угольная энергетическая компания» (СУЭК) закинула через него в мурманский порт 17,6 млн тонн угля, это примерно 10% всего угольного экспорта страны.

На Северо-Западе ровно два портовых терминала, принадлежащих крупнейшим в России конкурирующим угольным монстрам, использующим их как собственные окна в Европу, безо всяких посредников. Это входящий в группу СУЭК Андрея Мельниченко «Мурманский морской торговый порт» и подконтрольный «Кузбассразрезуглю» Андрея Бокарева «Ростерминалуголь» в Усть-Луге. Остальные сравнительно мелки и они просто грузчики — кто товар привезет, того и обслужат. Если будет выгодно.

Теперь мегабизнес Андрея Бокарева остался в регионе один, зато игроки помельче воспряли. По данным 47news, после заявления главы мурманского порта в офис СУЭК посыпались коммерческие предложения. Правда, официально об этом никто не говорит — тема щекотливая.

Администрация морских портов Балтийского моря публикует статистику, в которой «Ростерминалуголь» миллиардера стоит особняком. В течение всего 2020 года статистика перевалки угля на всех терминалах портов Балтики катастрофична. Обвал составляет 20-30%. Большинство экспертов связывает это с европейской политикой: уголь грязен, ищем альтернативу. Правительство Германии конкретно заявило: с 2039 года такой вид топлива в стране отменяется. Конечно, остаются другие континенты, но они далековаты от Балтики, а рынок сузился.

«Ростерминалуголь» в Усть-Луге и ММТП в Мурманске выгодно отличались от всех. До 1 июня первый переваливал по два миллиона тонн угля в месяц, второй — по 1,4 млн тонн. Такую роскошь могли себе позволить только они, потому что грузили свой товар на своих же терминалах — дешевле не придумаешь. Но мост рухнул, и «Ростерминалуголь» остался один. Теперь СУЭК предстоит срочно искать другие пути, причем не совсем понятно, на какой срок.

Главный российский железнодорожник Олег Белозёров за эти дни несколько раз давал разные обещания о возможных сроках восстановления моста. 3 июня после заявления главы мурманского порта уважаемое в железнодорожных кругах издание «РЖД-Партнер» усомнилось в возможности восстановить товаропоток по аварийному мосту раньше чем через полгода. За это время ММТП перевалил бы более 8 млн тонн угля.

«На Северо-Западе достаточно мощностей, чтобы принять объем, который сейчас не может проехать в Мурманск. Есть недозагруженные терминалы в Усть-Луге, что-то могут принять Высоцк, Выборг, Кандалакша. Если не хватит мощностей российских портов, то есть свободные в Прибалтике. Но вопрос не в наличии технической возможности, а в экономике. Не думаю, что СУЭК удастся получить такие же условия на перевалку в других портах, какие у неё есть в собственном в Мурманске. А в условиях низкого спроса на уголь, особенно в Европе, это может быть решающим. Наверное, какие-то объемы, идущие по долгосрочным контрактам, все-таки придется перенаправить в порты Северо-Запада, но явно не весь мурманский объем, — полагает директор по направлению «Логистика и аналитика» ООО «Морстройтехнология» Александр Головизнин.

В «Сибирской угольной энергетической компании» на редакционный запрос к моменту выхода публикации не отреагировали.

Основными претендентами на мурманский уголь эксперты называют стивидоров в Усть-Луге и Высоцке. Выборгский порт тоже балуется углем, но там маленькие глубины, поэтому перевалка на крупнотоннажные суда невозможна.

В Усть-Луге составы от СУЭК ждут «Универсальный перегрузочный комплекс», «Усть-Лужский контейнерный терминал» и, конечно же, «Новые коммунальные технологии» Ильи Трабера. В той или иной степени мощности простаивают у всех, и все они с завистью смотрят на под завязку загруженный собственным сырьем терминал «Кузбассразрезугля». И есть чему завидовать: по данным Администрации морских портов Балтийского моря, в 2020 году в порту Усть-Луга ежемесячно переваливается около 2,75 млн тонн угля, из которых 2 млн тонн приходятся на портовиков Кузбасса.

540048-1024-5ed9087938660.jpg

Угольный терминал порта «Усть-Луга». Фото: Александр Николаев, Интерпресс

В Высоцке тоже кисло — примерно треть мощностей простаивает. Про Выборг с Калининградом и вспоминать больно: первый переваливает в этом году по 6 тысяч тонн в месяц вместо ста, второй — по 40 тысяч тонн вместо тех же ста.

Уголь от СУЭК прежде всего ждут в Усть-Луге и Высоцке — таков прогноз экспертов-оптимистов. Пессимисты напоминают: российские грузы очень любят в портах Латвии и Эстонии. Всё будет зависеть от смелости демпинга.

Профильные СМИ в новостях про мурманский мост допускают нотки трагизма. Ещё 31 мая невозможно было придумать такое развитие событий, при котором простаивающие мощности балтийских портов вдруг окажутся востребованными. А тут как в сказке: порты Балтийского моря могут переваливать около 50 млн тонн угля в год, они почти на треть не загружены, а тут как раз 17 млн тонн оказались без логистики.

Директор аналитического центра «Дорн» Андрей Карпов предлагает отнестись к происшедшему прагматично:

— Обрушение моста, в данном случае, вполне понятный риск для любого инвестиционного проекта, который зависит от протяженной тупиковой железнодорожной ветки. Железная дорога на Мурманск идет как бы вбок от общей сети и не имеет альтернатив. Тупиковые ветки есть во всех странах и при реализации крупных инвестиционных проектов, такие риски всегда учитываются. Особенность данной ветки, наверное, лишь в том, что она однопутная, что, конечно, усугубляет ситуацию.

Цену такого риска сегодня не посчитать. Но речь идет о миллиардах, которые могут стать головной болью «Российских железных дорог». Думается, их глава Олег Белозёров с ближайшим окружением будут аплодировать Следственному комитету, когда тот найдет виновного в обрушении моста, а суд вынесет ему обвинительный приговор. Отвечать тогда придется не железнодорожникам.

Глава мурманского порта Алексей Рыкованов пока на эту тему дипломатичен.

— Идет тесное взаимодействие с ОАО «РЖД» с целью поиска вариантов компенсации ущерба и выгодных тарифных решений, которые позволили бы сохранить объем перевозок по железной дороге, — заявил он.

Фото: Лев Федосеев / ТАСС
Сейчас на главной
Статьи по теме

Популярное за неделю