ПУТИН ГОВОРИТ КРАСИВО, НО ТРАМП СЧИТАЕТ ДЕНЬГИ ЛУЧШЕ

Валентин Катасонов 29.03.2020 12:30 | Общество 63

Вакханалия коронавируса в России заставила вспомнить об офшорах

Главной темой российских СМИ стало обращение президента Владимира Путина к гражданам России в связи с коронавирусом. Это, как я понимаю, было первое выступление президента РФ по данной теме. В достаточно пространном обращении большая его часть была посвящена поддержке экономики, льготах для бизнеса и граждан, новых выплатах населению.

В этой части выступления меня особенно заинтересовал затронутый президентом вопрос об офшорах. Кстати, многие комментаторы оценили заявление Путина по офшорам самой радикальной мерой из всего, что было озвучено в обращении.

Президент отметил, что все выплаты доходов (в виде процентов и дивидендов), уходящие из России за рубеж, в офшорные юрисдикции, «должны облагаться адекватным налогом». «Сейчас две трети таких средств, а, по сути, это доходы конкретных физических лиц, в результате разного рода схем так называемой оптимизации облагаются реальной ставкой налога лишь в 2%. Тогда как граждане даже с небольших зарплат платят подоходный налог в 13%. Это, мягко говоря, несправедливо», — сказал Путин.

И далее: «Поэтому предлагаю для тех, кто выводит свои доходы в виде дивидендов на зарубежные счета, предусмотреть ставку налога на такие дивиденды в 15%. Естественно, это потребует корректировки наших соглашений об избежании двойного налогообложения с некоторыми странами. Прошу Правительство организовать такую работу. Если же иностранные партнеры не примут наше предложение, то Россия выйдет из этих соглашений в одностороннем порядке. И начнем с тех стран, через которые проходят значительные ресурсы российского происхождения, что является наиболее чувствительным для нашей страны».

Напомню, что тема офшоров одно время звучала в выступлениях Владимира Владимировича. Это было восемь лет назад, когда он, будучи на тот момент премьер-министром, собирался вернуться в кресло президента Российской Федерации. В своих предвыборных выступлениях Путин объявил, что приоритетным направлением экономической политики государства станет борьба с офшорами. Конкретно: Москва будет перекрывать каналы бегства российского капитала в офшоры и одновременно добиваться возвращения активов российского происхождения из офшоров.

Имелись в виду не только возвраты денег, которые лежали в офшорных банках, но также меры по перерегистрации заморских компаний, принадлежащих российским бенефициарам, в юрисдикцию Российской Федерации.

Трудно не согласиться с тем, что данная задача является наиболее приоритетной для России. В начале нынешнего десятилетия половина всей российской экономики (как минимум) управлялась из офшоров, где был зарегистрирован «крупняк» российского бизнеса. Можем сказать по-другому: государство окончательно стало утрачивать рычаги управления российской экономикой. Конечные бенефициары офшорных компаний и счетов попали в полную зависимость от «кураторов» офшорных юрисдикций (сегодня в мире можно назвать двух основных «кураторов» — Вашингтон и Лондон). И хотят того российские бенефициары или нет, они подчиняются командам, идущим от «кураторов». Офшорная аристократия российского происхождения неизбежно оказывается в роли «пятой колонны» в нашей стране.

Однако очень скоро антиофшорный запал Путина стал затухать. В первую очередь, стало исчезать политическое измерение проблемы офшоров — самое важное в вопросе суверенитета России. К сожалению, обозначилась тенденция свести все до уровня фискальной проблемы — к потерям бюджета от того, что офшорный бизнес не платит налогов в российскую казну. Власти объявили налоговую амнистию для тех, кто ушел под зонтик офшоров. Она проводилась в 2015—2016 гг. и была сильно распиарена российскими СМИ.

Примечательно, что власти уже не требовали возвращения из налоговых «гаваней» капиталов и активов, и лишь настаивали на том, что «беглецам» надо зарегистрироваться в Федеральной налоговой службе и погасить свою задолженность по налогам (причем с рядом существенных льгот). Не вдаваясь в детали, скажу, что «гора родила мышь». Бизнес-омбудсмен Борис Титов охарактеризовал тогда кампанию как «провалившуюся». Согласно экспертным оценкам, сумма денег, вернувшихся в российскую казну, составила от 5,5 до 8 млрд. рублей.

Два года назад (в марте 2018 года) началась вторая налоговая амнистия, которая была растянута на целый год. Затем после небольшой передышки власти приступили к третьей налоговой амнистии, которая закончилась 2 марта 2020 года.

В феврале прошлого года министр финансов А. Силуанов заявил, что в ходе второй амнистии были задекларированы зарубежные активы на сумму аж 10 млрд евро. Сколько денег вернулось в России после этого декларирования, министр не уточнил. А что такое 10 млрд евро? По самым консервативным оценкам, за рубежом сформировались активы российского происхождения на сумму не менее 1 триллиона евро. Получается, что на «амнистию» согласились владельцы примерно 1% активов. Опять «гора родила мышь». О результатах только что завершившегося третьего раунда амнистии Минфин пока помалкивает. Очевидно, что хвастаться нечем.

Были также совершенно нелепые идеи вернуть сами капиталы в Россию. Это было обусловлено обострением отношений между Западом и Россией, нарастанием экономических санкций в отношении отдельных физических и юридических лиц Российской Федерации, у которых имелись зарубежные активы. Для спасения офшорной аристократии были созданы два собственных «офшора» — два «острова». Один получил название «Русский» (на Дальнем Востоке), другой — «Октябрьский» (на крайнем западе — в Калининграде). Оба «острова» гарантировали «комфортные» условия для капиталов, которые будут возвращены из-за границы (по налогам и конфиденциальности). Как и следовало ожидать, в очередной раз, «гора родила мышь». Оба «острова» без особой натяжки можно назвать «необитаемыми».

Прозвучавшее нынче предложения Путина о налогообложении инвестиционных доходов, выводимых из России, на первый взгляд, может дать неплохой финансовый результат. По предварительным оценкам Банка России, в 2019 году из страны было выведено инвестиционных доходов в виде процентов и дивидендов на сумму 93,0 млрд долл. Гигантская сумма, которую получают иностранные инвесторы от нещадной эксплуатации природных ресурсов и народа страны. Правда, мы все понимаем, что половина «нерезидентов», выводящих доходы из России, — граждане Российской Федерации, которые прячутся за офшорными вывесками и выдают себя за «иностранцев». Эти так называемые «нерезиденты» не желают выполнять свой гражданский долг и платить налоги в казну Российской Федерации.

По сегодняшнему курсу рубля выведенные из страны в прошлом году инвестиционные доходы составляют 7−7,5 трлн. рублей. Это эквивалентно примерно одной трети всей доходной части российского бюджета. С указанной суммы налог, который предложил Путин, составил бы примерно 1,1 трлн. руб. Сумма достаточно внушительная. Для сравнения отмечу, что правительство Мишустина объявило о помощи российской экономике за счет бюджета на сумму аж в 300 млрд руб.

Я не знаю, распространится ли предложение Путина о налоге в 15% на те инвестиционные доходы, которые были выведены в прошлом году. Или оно касается инвестиционных доходов этого года. Думаю, что будет выбран второй вариант. Т.е. мы увидим результаты этой инициативы лишь весной следующего года, когда происходит «налоговая страда» — сдача деклараций и уплата налогов за истекший год. Но это значит, что ждать придется целый год. А за это время «или ишак сдохнет, или падишах умрет». Насчет падишаха не знаю, а вот ишак к следующему марту точно может сдохнуть. К этому времени уже может начаться вымирание населения, но не из-за коронавируса, по причине нищеты и голода. А экономика, не дождавшись государственной поддержки, окончательно развалится.

Но давайте, представим, что население и экономика каким-то чудесным образом продержатся еще год. Дождутся ли они обещанной помощи за счет предложенного налога на инвестиционные доходы? Думаю, что нет. Так называемые «инвесторы» уже давно забыли, что такое платить налоги в российскую казну. И они найдут альтернативные каналы вывода денег из России. Причем каналы могут быть вполне легальные.

Напомню, что кроме вывода по статье «инвестиционные доходы» награбленные деньги могут выводиться из страны по статье «экспорт капитала». Кстати, экспорт капитала устойчиво превышает его импорт. Это очень важный канал ограбления России. В прошлом году, например, сальдо чистого оттока капитала из России составило 26,7 млрд долл. Представьте, что «инвестору», получившему финансовый результат (проценты, дивиденды) предлагается на выходе из страны уплатить налог 15%. Скорее всего, ему станет жалко расставаться с этой частью своей «добычи». Первое, что ему придет в голову: реинвестировать доход, т.е. увеличить свой капитал на величину дохода. А уже затем выводить из страны ту же сумму, но это уже будет называться не вывод инвестиционных доходов, а экспорт капитала. Который, у нас не сдерживается никакими ограничениями, запретами, и тем более, налогами. Свобода движения капитала — главнейший догмат Вашингтонского консенсуса, нарушать который в «суверенной» России никому не позволено даже во время пандемии коронавируса.

В общем, честно признаюсь, предложенный президентом метод борьбы с коронавирусом меня расстроил. Это не более чем PR-акция или психотерапевтический метод успокоения аудитории. С другой стороны, хорошо, что президент хотя бы упомянул тему офшоров, о которой власти постарались забыть. О ней никак нельзя забывать. Если бы мы смогли решить задачу деофшоризации России, то решение задач, связанных с коронавирусом, нам показалось бы просто детской игрой. Скорее всего, не было бы и самой истерии по поводу коронавируса, которая охватила всю страну. Страна без офшоров по определению становится суверенной. А в суверенной стране исчезает связанная с офшорами агентура, которая выполняет заказ «хозяев денег» по ослаблению страны посредством нагнетания вирусной паники.

В заключение хотел бы вкратце назвать основные меры, которые необходимо принять для деофшоризации российской экономики.

Во-первых, введение ограничений и запретов на трансграничное движение капитала. Одним из ограничений должно стать установление срока (как правило, не менее пяти лет), в течение которого иностранный инвестор получаемые в России доходы должен реинвестировать в российскую экономику. Допуск в российскую экономику спекулятивного капитала должен быть вообще запрещен.

Во-вторых, перерегистрация в российскую юрисдикцию тех компаний, деятельность которых протекает на территории Российской Федерации, но которые на данный монет имеют статус иностранных юридических лиц. В этом случае вопрос о декларировании доходов, получаемых в офшорных юрисдикциях, отпадает сам собой. Кстати, подобную меру по деофшоризации американской экономики предпринял Дональд Трамп, и частично ему это удалось. Российскому президенту есть чему поучиться у его американского коллеги.

В-третьих, организация деятельности государства по возвращению в Россию тех активов, которые были выведены из страны. Как я уже отметил, минимальная сумма таких активов (ценные бумаги, деньги на банковских депозитах, недвижимость и др.) оценивается экспертами в 1 триллион долларов (или евро). По моим оценкам, учитывающим нелегальные каналы экспорта капитала, сумма таких активов равна не менее 3 трлн. долл. Почти все они имеют преступное происхождение (как правило, ворованные), к тому их вывод происходил в обход российского законодательства.

Первые два пункта программы деофшоризации с технической точки зрения особой сложности не представляют (безусловно, политическое противодействие российской офшорной аристократии, выполняющей для Запада роль «пятой колонны», будет бешеным).

Что касается третьего пункта, то его выполнение потребует многих лет и высокой квалификации тех, кому будет поручено заниматься возвращением активов на родину. Надо будет набраться терпения, но «овчинка стоит выделки».

P.S. Мечтаю о том, что когда-нибудь настанет момент, и президент Российской Федерации выступит перед народом с обращением о деофшоризации страны.

Фото: Imago/TASS

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю